Единый кулак, или Призрак гигантского пещерного тролля

34_kirienkoКак это часто у нас бывает, в самый разгар лета и отпусков в научных кругах произошел переполох. Еще за день – за два до самого события прошла информация о том, что глава Росатома Сергей Кириенко подготовил предложение передать ИТЭФ, ИФВЭ, а также ряд академических институтов (то ли ядерного профиля, то ли вообще физических) в единое ведомство – то ли в новое, то ли в Роснауку – и выступит с этим предложением на правительственной комиссии в Сарове в присутствии Д.А.Медведева. Примерно так оно и произошло. Выдержки из стенограммы выступления Кириенко и его последующих интервью, те, что относятся к фундаментальной науке, приведены на следующей странице.

По крайней мере два пункта из предложений Кириенко кажутся весьма разумными и заслуживают поддержки. Первый – выделение из Росатома ИТЭФ и ИФВЭ, второй – создание центров коллективного пользования, свободных от межведомственных барьеров. Действительно, вышеупомянутые институты, совершенно фундаментальные по своей сути, являются инородными в Росатоме и чувствуют себя там неважно. Об этом мы писали в ТрВ № 16 от 11.11.2008 (стр. 3).

Однако есть и третий пункт, невнятно артикулированный, расплывчатый и явно выходящий за пределы компетенции Кириенко (как будто произнесенный с чужих слов): надо собрать все институты, занимающиеся фундаментальными исследованиями в области физики, в единый центр, или, согласно «РИА-Новости», http://rian.ru/science/20090723/178430531.html – «единый кулак». Куда этот «кулак» передать четко не говорится, но точно не в РАН. Скорее, похоже, что в Роснауку.

Научный журналист Иван Стерлигов в своей заметке по этому поводу, опубликованной на strf.ru (http://strf.ru/organization.aspx?CatalogId=221&d_no=22239), приводит цитату из «Властелина колец», замечательно характеризующую реакцию сотрудников Академии наук:

– Там не только орки, — сказал Гендальф спутникам. – С ними черные урхи из Мордорских земель, они гораздо опасней орков. И один гигантский пещерный тролль, а может, и несколько, я не разглядел. (Цитируется по публикации Стерлигова.)

Действительно, многие наши собеседники из сотрудников РАН, в том числе и высокопоставленные, видят в дымке за третьим тезисом Кириенко весьма могущественную фигуру. Этот человек, конечно же, имеет имя и фамилию, и все ее прекрасно знают, только публично произнести вслух боятся. А чего тут собственно бояться, когда и так все знают? Конечно, это Михаил Валентинович Ковальчук.

Собственно говоря, нет никаких доказательств и четких свидетельств того, что за предложением Кириенко то ли в качестве идейного лидера, то ли в качестве подразумеваемого начальника «кулака» стоит М.В.Ковальчук.

Есть лишь уверенность многих и наводящие соображения. Например, ведомство назначения – Роснаука. Именно к этому ведомству относится Курчатовский институт с 2005 г., когда М.В.Ковальчук стал его директором (до того институт находился в ведении Минатома). Но главное – репутация Михаила Валентиновича (см. Приложение).

Конечно, причастность Ковальчука к инициативе Кириенко и его собственный интерес в ней остаются лишь гипотезой. В любом случае надо ожидать, что идея объединения физических институтов вне РАН вызовет (и уже вызывает) жесткое сопротивление в академической среде, включая продуктивно работающих ученых. Скорее всего эта инициатива Кириенко (в отличие от первых двух, упомянутых в начале статьи) либо обречена, либо примет какие-то безобидные формы безо всяких ведомственных перемещений. И слава Богу – исследовательские коллективы не нуждаются в сведении под единое знамя и тем более – под единое управление. Они нуждаются в налаженной инфраструктуре, прозрачных методах финансирования и самостоятельности. А в том, что и как исследовать, – они сами разберутся.

Надо отметить, что вариант перехода ИТЭФ и ИФВЭ (вместе с финансированием) в Академию наук не рассматривался вообще и ни разу не прозвучал не только в выступлениях Кириенко, но и в комментариях других лиц. А ведь казалось бы – вот если и не «единый кулак», то хотя бы общая крыша… И делается без всякого кровопролития. Склонны предположить, что, если предложить ученым советам этих институтов выбрать ведомство – они предпочтут РАН. Несмотря на всю косность и застойность Академии, там вполне еще можно заниматься наукой.

Наконец, есть еще один вариант решения. Сколько говорится о необходимости сближения науки и образования! У нас еще есть хорошие физические ВУЗы. Вот, допустим, появляются два «свободных» исследовательских института высокого уровня… Вот и сближайте!

Михаил Фейгельман,
Борис Штерн

К портрету Михаила Валентиновича Ковальчука, каким он видится ученым со стороны

Чтобы понять, какова репутация М.В.Ковальчука и откуда она проистекает, достаточно взглянуть на список должностей, занимаемых им в настоящий момент:

  1. Директор Института кристаллографии РАН (с 1998 г.).
  2. Директор научного центра «Курчатовский институт» (с февраля 2005 г. при сохранении поста директра Института кристаллографии).
  3. Учёный секретарь Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и образованию.
  4. Член коллегии Министерства образования и науки.
  5. Главный редактор журнала «Кристаллография».
  6. Член Бюро Отделения нанотехнологий и информационных технологий РАН.
  7. Заместитель председателя Комиссии РАН по нанотехнологиям.
  8. Заместитель председателя совета по нанотехнологиям при Правительстве.
  9. Профессор, завкафедрой физики наносистем в МГУ.
  10. Член общественной палаты, председатель ее комиссии по образованию и науке.
  11. Декан факультета нано, био- и когнитивных технологий (ФНБИК) Московского физико-технического института (с мая 2009 г.).

В одном из интервью журналист (Сергей Лесков, «Известия») спросил Михаила Валентиновича, зачем ему такое количество должностей, по числу которых он может претендовать на запись в книге Гиннеса (тогда он еще занимал должность и.о. вице-президента РАН). Ответ был прост: должности помогают ему продвигать в стране нанотехнологии.

Возможно, он искренен в своем ответе. Люди, однако, видят в этом совсем другое: стремление контролировать всё и всех. Этот стиль руководства подтверждается и другими деталями. Так, в качестве директора Института кристаллографии М.В.Ковальчук издал приказ (ТрВ № 6 (25) от 01.04.2009, стр. 3), обязывающий всех сотрудников, планирующих подавать заявки на гранты (РФФИ и других агентств), заранее получать на это разрешение в дирекции. О такой практике в других институтах РАН физического профиля нам ничего не известно. Следует, впрочем, уточнить, что данный приказ подписан не самим М.В.Ковальчуком, а его заместителем В.М.Каневским, однако предположить тут злостную самодеятельность весьма затруднительно.

В качестве директора Курчатовского института М.В.Ковальчук издал приказ (ТрВ № 6 (25) от 01.04.2009, стр. 3), обязывающий дирекции отдельных институтов, входящих в КИ (формально имеющий «федеративную» структуру), ежемесячно выплачивать на счет центральной дирекции КИ суммы, в разы превосходящие суммарные ставки заработной платы в этих институтах (видимо, подразумевается, что администрации институтов занимаются не организацией научных исследований, а сдачей своих площадей в аренду по московским коммерческим тарифам).

М.В.Ковальчук, безусловно, умеет добывать деньги. Придя на пост директора Курчатовского института, он привлек в штат значительное количество (по непроверенным данным, несколько десятков) новых сотрудников – «менеджеров» различного профиля с аномально высокими, по понятиям российской науки, окладами; при этом официальная ставка физика – ведущего научного сотрудника КИ (без учета надбавки за степень) так и осталась менее 6 тыс.руб. в месяц, что в несколько раз меньше, чем в институтах РАН; хорошо, если человек еще имеет какие-нибудь гранты, но их имеют далеко не все. Кто-то выиграл, кто-то проиграл, но была ли в целом польза для КИ от прихода Ковальчука с его дополнительными деньгами? Если судить по числу публикуемых статей – нет. Дело в том, что наука без денег невозможна, но за деньги ее не купишь – она требует талантливых людей, традиций, соответствующей атмосферы, академических свобод, наконец. За деньги можно накупить оборудования, но без вышеперечисленного оно останется лежать мертвым грузом…

Трудно сказать, когда сформировалась нынешняя репутация М.В.Ковальчука, во всяком случае не вчера. Дважды (в 2003 и 2006 гг.) он не получал необходимого для избрания академиком числа голосов членов Отделения физических наук (ОФН) РАН; затем принял деятельное участие в создании нового Отделения нанотехнологий и информационных технологий РАН. Это Отделение оказалось сговорчивее ОФН и проголосовало «за» М.В.Ковальчука на выборах в РАН в 2008 г. Однако против него выступила слишком большая доля членов Общего собрания РАН, голосование которого и является окончательной ступенью избрания.

Тогда родилась инициатива Ж.И.Алферова по снижению необходимого для избрания в академики порога голосования на Общем собрании РАН; поправка Алферова, однако, пока не прошла (подробно описано в ТрВ № 11 (30) от 09.06.2009), несмотря на крайне активную поддержку Ю.С.Осипова и большинства Президиума РАН. И вот на этом фоне в разгар сезона отпусков появляется инициатива Кириенко…

Вышесказанное вполне поясняет сложность взаимоотношений М.В.Ковальчука как с «верхним эшелоном» российской академической физики, представленным прежде всего членами ОФН, так и с ее «средним» звеном; надо еще иметь в виду, что большинство физиков, не работающих в прямо подведомственных М.В.Ковальчуку учреждениях, знают о его руководящих достижениях лишь «по слухам», а те, кто там работает, предпочитают в большинстве своем молчать...

В этой связи идея Кириенко, распространяющаяся (ввиду ее расплывчатости) вместе с комментариями о предполагаемом «владельце кулака», в самом деле создает среди физиков немалую панику.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com