Что за Комиссия, Создатель?..

30N-37.jpgВ 90-е годы вместе с несколькими видными питерскими деятелями культуры и науки (Д.Граниным, Б.Стругацким и др.) я опубликовал Открытое письмо к Президенту Ельцину о той атмосфере преступности, которая тогда захлестывала страну. Реакции не было. Сейчас преступность поменьше, зато не знаешь, откуда ожидать большей угрозы — от уголовников или от милиционеров и вообще от силовиков. Силовики, руководящие ныне нашим государством, замахиваются не только на владение нефтью и газом, но и на господство над мыслями граждан. Они хотят владеть не только настоящим и будущим, но и нашим прошлым. Берут на себя смелость диктовать ученым, как делать науку, и вторгаются в историю.

Если бы я верил в эффективность писем к президенту, то я бы, наверное, составил такое послание, собрав некоторое количество подписей историков, да и просто образованных людей. Мы бы вместе написали что-то вроде следующего.

Многоуважаемый господин Президент!

Подписанный Вами Указ о создании «Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» представляется нам недостаточно продуманным. Мы хотим верить, что он подписан Вами опрометчиво и будет отменен. Мы убеждены в том, что этот Указ наносит огромный ущерб интересам России.

Основания для этой убежденности следующие:

1. Создание этой Комиссии противоречит статье 13, п. 3 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Отсюда логически следует, что и единая версия истории не может устанавливаться в качестве таковой, так как в этом случае она немедленно становится идеологией. Указ же исходит из идеи о наличии единой, неприкосновенной и «идеологически правильной» версии исторических судеб Отечества, по отношению к которой любые иные версии, не отвечающие «идеологически правильной», суть фальсификации.

2. Определение того, что есть фальсификация истории, — задача крайне непростая, ее решение требует от историков высокого профессионализма, осторожного и кропотливого труда. В архиве науки имеются доказанные случаи фальсификации фактов — Пильтдаунский череп, корона Сайтафарна, «Протоколы сионских мудрецов», Влесова книга. Есть и не намеренные фальсификации, а просто сугубо ошибочные концепции, несуразность которых ни у кого из специалистов не вызывает сомнений: «новая хронология» Фоменко, «славянская руница» Чудинова. Но как только дело касается истолкования подлинных фактов и оценки их значения, очень трудно добиться такой же очевидности, отделить фальсификацию от нежеланной и неугодной интерпретации.

3. Вполне правомерно создание экспертной комиссии при президенте для оценки профессионального уровня работы историков (как и любых других ученых). Учрежденная же Комиссия, по нашему мнению, вопиюще непрофессиональна. В ней из 28 членов только 3 профессиональных историка (занимающих высокие административные посты); условно можно причислить к историкам еще 2-3 человек с историческим образованием и связями в этой среде, ну а остальные члены Комиссии — это генералы-силовики и чиновники администрации. Совершенно ясно, что получился не экспертный совет ученых, обсуждающих научные проблемы, а административный орган контроля над наукой и диктата государственной власти, направленного на науку. Таким образом, за Указом явно стоит идея возрождения цензуры.

4. До сих пор попытки представить отечественную историю не такой, какой она была в реальности, — скрыть и замазать одни факты, исказить другие — исходила в основном от государственной власти. Именно она скрывала преступления Сталина и его приспешников против человечности, бесчисленные фальсификации, связанные с политическими процессами, Катынское дело.

Свежи в памяти и попытки — в самое последнее время — представить Сталина как «эффективного менеджера» (хорош был бы менеджер компании, который привел бы ее к успеху лишь по некоторым показателям, убив и замучив значительную часть ее состава, уморив голодом другую часть и обрекши на убогое, нищенское существование третью; очередной такой менеджер подвизается в Северной Корее — не пригласить ли его?). Член Комиссии Сергей Марков известен своим высказыванием: отрицать, что Сталин был эффективным менеджером, хоть и жестоким, бессовестно. Оригинальное представление о совести у члена Комиссии!

Получается, что не историки нуждаются в контроле со стороны подобной государственной комиссии, а сама политика государства в этой области нуждается в контроле со стороны общественности.

5. В самом названии Комиссии заключена двусмысленность, выдающая сбой ее замысла. Комиссия призвана «противодействовать попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Эта формулировка подразумевает, что Комиссия НЕ БУДЕТ противодействовать попыткам фальсификации истории, если они НЕ в ущерб интересам России, а РАДИ «интересов России», как их понимают фальсификаторы (и коллектив Комиссии?). Недаром Комиссию эту уже повсеместно прозвали «Комиссией по фальсификации».

А дотошные читатели углядели в Указе ужасную грамматическую ошибку. Речь идет о «предложениях по осуществлению мер, направленных на противодействие попыткам фальсификации исторических фактов и событий, наносящих ущерб интересам России». По прямому грамматическому смыслу этой фразы следует, что ущерб наносят не «попытки фальсификации», а «исторические факты и события». Вот уж не в бровь, а в глаз!

Да, есть опасность того, что профессиональные историки могут получить и исполнить «заказ» на «фальсификацию» истории. Но опасность эта в большей мере исходит от самого факта создания данной Комиссии. Мы понимаем, что могут найтись профессиональные историки, готовые мыслить так, как это нужно «заказчикам» (такие всегда находились), и даже историки, которые сами по себе мыслят именно так, как это нужно «заказчикам» (ведь история — сложная наука и многие ее положения дискуссионны, а в дискуссиях сталкиваются разные идеи). Найдутся историки, готовые использовать эту Комиссию, чтобы утвердить «сверху» свою «единственно верную» версию истории, без участия в изнурительных научных спорах, — просто заставив замолчать своих противников и изгнав их из научных учреждений.

Мы ни в коем случае не призываем к чему-то подобному, только наоборот — заткнуть рты таким ученым. Но пусть они доказывают свою правоту в свободной дискуссии научными, а не командно-административными методами.

Мы считаем, что долг историков — говорить народу правду, только правду и всю правду. Нам не нужна ни приукрашенная история, ни история, искусственно очерненная. Все стороны отечественной и мировой истории должны быть открыты и зафиксированы, светлые и темные. И даже призывы к соблюдению баланса вредны: историк-профессионал не имеет права заведомо нормировать, сколько в истории Отечества должно быть светлого и сколько темного. Их должно быть ровно столько, сколько было в реальности, — ни больше и ни меньше. А воспитательная роль истории должна быть не в создании для молодежи образа светлого-пресветлого прошлого, а в приучении ее делать разумные выводы из прошлого. Как из светлого, так и из темного. Чтобы не было места прежним ошибкам. Живут же немцы в Германии со своим скверным недавним прошлым — и неплохо живут! Наше прошлое во всяком случае не хуже.

К сожалению, решения нашей государственной власти не раз в течение последнего полувека бывали ошибочными. Вторжение в Афганистан было грубой ошибкой, последствия которой до сих пор чувствуются. Ошибочной была разовая отмена льгот: пришлось давать задний ход, когда сотни тысяч пенсионеров вышли на улицы. Этих ошибок можно было бы избежать, если бы в стране была настоящая оппозиция и важные решения проходили предварительно широкое обсуждение.

Сотни тысяч историков не выйдут на улицу: они более зависимы, чем пенсионеры. Но мыслить историки будут врозь с вами. А это разномыслие никакой комиссией не воссоединить. В антиутопии Оруэлла были аналоги вашей Комиссии — Министерство Правды и Министерство Истории. Вам нравится роль Большого Брата?

Вот что я бы предложил на подпись своим коллегам, если бы надеялся на эффективность обращений. Всем понятно, что те, кто подпишет такое письмо, рискуют благорасположением административных органов, от которых в нашей стране зависит слишком многое. Тем не менее, коллеги, прочитавшие эту рукопись, изъявляли готовность подписать такое письмо.

От создания этой Комиссии исходит главная опасность фальсификации истории. Мы не можем закрыть на это глаза. Иначе нам будет мучительно стыдно перед детьми и внуками, которые вырастут и будут вправе спросить нас: вы жили в это время, всё понимали, как вы могли промолчать?

Л.С.Клейн,
доктор исторических наук

СПРАВКА ОТ АВТОРА

В Комиссию вошли три историка-профессионала.

Наталия Алексеевна Нарочницкая — специалист по истории международных отношений, зампредседателя Комитета Госдумы по международным делам, докт. ист. наук, активист консервативного движения, откровенный апологет православия, самодержавия и народности. Сравнивает «либеральные» меры по регулированию семьи с управлением животноводческой фермой.

Андрей Николаевич Сахаров — специалист по истории внешней политики, идеологии и культуре Древней Руси, чл. -кор. РАН, директор Института отечественной истории РАН. Однако он не избран на обычное пятилетие, а только на полтора года. В руководимом им Институте он установил, по мнению многих, аракчеевский режим, насаждал свою точку зрения как единственно допустимую, вытеснил из Института инакомыслящих видных ученых и даже целые сектора. Это вызвало резкое недовольство научной общественности, и, хотя оставшиеся сотрудники Института проголосовали за очередное директорство Сахарова почти единогласно, Отделение РАН не утвердило выборы и предложило другую кандидатуру. Однако Президиум пошел на компромисс и, не восстановив избрание Сахарова, продлил его полномочия как директора на полтора года. Теперь он сможет пересесть из кресла директора в кресло цензора. Кстати, именно близкую к цензорской функцию Сахаров исполнял в советское время, руководя Госкомиздатом.

Александр Оганович Чубарьян — специалист по новой и новейшей истории Европы, акад. РАН, докт. ист. наук, директор Института всеобщей истории РАН, первый ректор и президент Государственного университета гуманитарных наук. По общественным и гражданским проблемам выступал не раз со здравыми мыслями, но никогда не отстаивал каких-либо идей, идущих вразрез с текущими тенденциями государственной власти. Чубарьян — наследственный гуманитарий: его отец О.С.Чубарьян был видным библиотечным работником и библиотековедом.

Нужно отметить еще двух членов комиссии.

Николай Карлович Сванидзе — телеведущий и тележурналист, занимал административные посты в руководстве телевидением. С 2003 г. создает «Исторические хроники», которые другие члены Комиссии вполне могли бы объявить фальсификациями.

Василий Степанович Христофоров — генерал-лейтенант ФСБ, начальник Управления регистрации и архивных фондов, докт. юр. наук. Со времени вступления в должность опубликовал целый ряд закрытых ранее архивных дел и способствовал освещению сталинского прошлого нашей страны.

Состав Комиссии при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России

  • Нарышкин С.Е. — руководитель Администрации Президента РФ (председатель Комиссии)
  • Калина И.И. — зам. министра образования и науки РФ (зам. председателя Комиссии)
  • Сирош И.И. — помощник руководителя Администрации РФ (зам. председателя Комиссии)
  • Демидов И.И. — начальник департамента Управления Президента РФ по внутренней политике (отв. секретарь Комиссии)
  • Алханов А.Д. — зам. министра юстиции РФ Бусыгин А.Е. — зам. министра культуры РФ
  • Бутко Е.Я. — зам. руководителя «Рособразования»
  • Винокуров С.Ю. — начальник Управления Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами
  • Дергачев В.В. — зам. директора ФСТЭК России, отв. секретарь Межведомственной комиссии по защите государственной тайны
  • Затулин К.Ф. — первый зам. председателя Комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками (по согласованию)
  • Зимаков В.А. — начальник службы СВР России
  • Камболов М.А. — зам. руководителя «Роснауки»
  • Козлов В.П. — руководитель «Росархива»
  • Макаров Н.Е. — начальник Генерального штаба Вооруженных Сил РФ — первый зам. министра обороны РФ
  • Марков С.А. — зам. председателя Комитета Государственной думы по делам общественных объединений и религиозных организаций (по согласованию)
  • Назаренко В.П. — зам. начальника Управления Президента РФ по внешней политике
  • Нарочницкая Н.А. — президент Фонда изучения исторической перспективы (по согласованию)
  • Повалко А.Б. — зам. руководителя «Росмолодежи»
  • Романченко А.Ю. — зам. руководителя «Роспечати»
  • Сахаров А.Н. — директор Института российской истории РАН (по согласованию)
  • Сванидзе Н.К. — председатель Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Общественной палаты РФ (по согласованию)
  • Соболев В.А. — зам. секретаря Совета безопасности РФ Титов В.Г. — зам. министра иностранных дел РФ
  • Торшин А.П. — первый зам. председателя Совета Федерации Федерального собрания РФ (по согласованию)
  • Христофоров В.С. — начальник управления ФСБ России
  • Чубарьян А.О. — директор Института всеобщей истории Российской академии наук (по согласованию)
  • Шабанов Я.В. — начальник Референтуры Президента РФ
  • Шипов С.В. — директор департамента Минрегионразвития России

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *