- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Игры, в которые играют взрослые

Как ректор МГУ поздравил своего декана
В.А.Садовничий

В.А.Садовничий. С сайта газеты «РГ»

Вначале марта на официальном сайте соцфака МГУ среди прочих поздравлений декана В.И.Добренькова с 70-летием появилось письмо ректора МГУ В.А.Садовничего:

Уважаемый, дорогой Владимир Иванович!
Сегодня важный этап, важная веха в Вашей жизни. 70 лет — это некоторый итог, много пережитого, и это аванс на работу в будущем. Такие люди как Вы, которые столько сделали для МГУ и высшей школы, безусловно вызывают у всех чувство симпатии и уважения. Владимир Иванович прошел трудный и красивый путь в Московском университете. Мы уже 40 лет работаем рядом: я был проректором по естественным факультетам, Владимир Иванович — по гуманитарным. И за это время, конечно, проделана большая работа.
Когда возникла идея создания социологического факультета, мне ведь тоже выпала роль немного подтолкнуть и ускорить решение этого вопроса. Собрали Ученый Совет, на котором и было принято решение о создании такого факультета. Далее вслед за нами последовали все классические университеты, открыв свои социологические факультеты.
Надо сказать, что к чести факультета он с самого начала набрал правильные обороты и развивался, на мой взгляд, очень эффективно, идя верным путем. В целом за 20 лет факультет подготовил тысячи специалистов-социологов.
Я хочу поздравить замечательного юбиляра с днем рождения и пожелать ему и его семье счастья, успехов, терпения, чтобы у него все было хорошо.
 
Этот текст вызвал у некоторых участников и наблюдателей отгремевшего конфликта на соцфаке искреннее удивление. Дело в том, что Садовничий не раз признавал, что на факультете социологии дела плохи. На выборах декана, еще до начала студенческих волнений, он выразил свое недовольство членам Ученого совета, заметив, что их факультет «не на высоте в МГУ»1. Недовольным студентам он недвусмысленно сказал: «Вы правы»2, а в одном из интервью с сожалением признался, что ситуация не улучшается даже после его непосредственного вмешательства: «На соцфаке много мер уже принято. Всем тем студентам, при отчислении которых были допущены нарушения, я лично распорядился дать возможность восстановиться на факультете. Много работало комиссий — и внешних, и университетских. Но ситуация, к сожалению, не сильно улучшилась»3. Публикация юбилейного поздравления, смысл которого не вязался с предыдущими заявлениями Садовничего, спровоцировала в блогосфере спорадические обсуждения популярной во время скандала темы «декан и ректор»4.
 
Едва ли личные взаимоотношения двух крупнейших университетских администраторов были определяющими в кризисной ситуации, сложившейся на соцфаке, и в ее разрешении не в пользу недовольных студентов. И в то же время публичные высказывания декана и ректора, обращенные друг к другу, не являются ни бессмысленными, ни абсурдными ввиду кажущейся противоречивости. Они что-то значат. Они демонстрируют некоторые любопытные детали устройства университетской власти, отражающегося в своеобразном публичном этикете. Начнем с небольшого экскурса в историю, чтобы показать, как установился властный паритет крупных административных фигур в университете, ни в коем случае не претендуя на историческую точность и глубину серьезного анализа.
 
Как известно, в конце 1980-х годов Садовничий был проректором по естественнонаучным факультетам, а Добреньков — по гуманитарным: «неестественный» характер гуманитарных наук требовал идеологического контроля. Говорят, что два главных проректора друг друга не любили. Это похоже на правду: как только один стал ректором, второй был обвинен во взяточничестве и освободил кабинет в ректорате. По традиции, укоренившейся в советских бюрократических институтах, оставить побежденного в аппаратных играх противника ни с чем было нельзя. Взамен прежней должности Добреньков получил недавно открывшийся факультет — социологический5. Таким образом, «сферы влияния» были «поделены».
 
В 1990-е Добреньков сделал из факультета социологии МГУ прибыльный бизнес за счет расширения платных мест, открытия коммерческих отделений вроде менеджмента и маркетинга, снабжения политиков и бизнесменов научными степенями. О взятках на соцфаке студенты всегда говорили не стесняясь (возможно, теперь они начали стесняться). По сути «автономия факультетов» означает верность негласному договору, заключенному в начале 1990-х университетскими администраторами. Договору, нарушение которого, например попытка ректора всерьез вмешаться во внутренние дела факультета, может пошатнуть устоявшееся равновесие: в этом случае гарант «автономии» всего университета рискует лишиться поддержки остальных участников, до этого соблюдавших консенсус.
 
В.И.Добреньков

В.И.Добреньков. Фото Ивана Низгораева

Но вернемся к интересующей нас теме. На протяжении конфликта в публичных заявлениях декана соцфака МГУ можно было наблюдать уверенную претензию на суверенную власть внутри своей «вотчины» — власть, на которую не смеет посягать никто, включая ректора. На встрече со «своими» студентами Добреньков возмущается присутствием в здании соцфака студентов других факультетов «Я лично был против, публично ректору говорил о том, что я против того, чтобы студенты другого факультета учились в этом здании»6. Интересно, какая роль отводится студентам: декан, желая расширить сферу своей власти, переопределить границы, просит их обратиться к ректору: «Все должны просить ректора решить вопрос о расширении площадей социологического факультета за счет военной кафедры... вот, с такой просьбой стоит обратиться к ректору, понимаете?»7.

 
Однако разгоревшийся на соцфаке конфликт показал, что декан «не справился» с управлением факультетом. К тому же он давно нарушал правила приличия, слишком явно и беззастенчиво превращая факультет в частный (и семейный) бизнес: открытое на соцфаке кафе, по слухам, имело отношение к его сыну, а сам он, пользуясь привилегиями главы УМО лицензировать литературу, не постеснялся заимствовать чужие тексты, чтобы напечатать и продать как можно больше «рекомендованных» учебников. Установив жесткую авторитарную власть, Добреньков увольнял неугодных преподавателей. В результате от университетского образования, если по крайней мере видимость такового когда-то и была на факультете, ничего не осталось, на что и указали общественности и ректору недовольные студенты. Добреньков, пусть нехотя, но был вынужден позволить последнему нарушить границы факультета. Садовничий создал комиссию, проверившую документацию соцфака, и какое-то время занимался вопросами и принимал решения, находившиеся в компетенции факультетской администрации: отменил несколько приказов декана, встречался со студентами и обсуждал с ними возможные направления реформы факультета, сократил количество платных мест.
 
В то же время Добреньков попытался мобилизовать внутреннюю поддержку студентов, чтобы отвоевать потерянные ресурсы: «Мы должны прежде всего попросить ректора о том, чтобы он не закрывал это кафе»8. Впрочем, ректор тоже не мог нарушить консенсус и зайти слишком далеко и в свою очередь демонстрировал это в публичных заявлениях. Он не раз говорил о том, что не имеет права принимать кадровые решения в рамках факультета, ссылаясь то на Устав МГУ, то на процедуру утверждения декана Ученым советом факультета и верховные полномочия Ученого совета МГУ, решением которого в итоге было оставить Добренькова в должности декана.
 

Каждый раз, когда студенты говорили о необходимости сменить руководство факультета ввиду его очевидной некомпетентности, ректор, соглашаясь с их оценкой, в то же время заявлял: «Что касается кадровых вопросов, я с самого начала сказал, я такие решения принимать не могу»9. Но так же, как Добреньков пытался руками лояльных студентов переиграть ректорат, Садовничий мог предложить бунтовщикам самим проверить на прочность власть деканата, предлагая доказать наличие плагиата в учебниках декана. Сначала он заявил, что человек, который допускает плагиат в своих книгах, не будет занимать должность декана в МГУ. Когда плагиат был найден, ректор в очередной раз дал понять, что не может переступить определенную границу и не будет вмешиваться в кадровую политику, сказав студентам, что те могут обратиться в суд,раз хотят доказать наличие состава преступления.

 
Еще одной любопытной особенностью обменов публичными высказываниями является необходимое выражение пиетета по отношению к фигуре ректора и руководству МГУ. Однако эта «дань уважения» кажется декоративной деталью, всего лишь необходимым элементом этикета. Вот что говорит Добреньков в одном из первых интервью по поводу скандала на факультете: «Прежде всего я хочу указать на то, что вопросы работы и развития социологического факультета находятся в компетенции коллектива, Ученого совета и администрации социологического факультета, а также, безусловно, в компетенции руководства Московского университета». В то же время на одном из заседаний Ученого совета соцфака декан заявляет, что не пустит на факультет созданную ректором комиссию.
 
В свою очередь ректор демонстрирует свою символическую власть в рамках публичных мероприятий. Самым эффектным примером была «сценка», разыгранная во время вручения дипломов 2007 года. Тогда ректор, как бы пользуясь критической ситуацией, в которой Добреньков оказался нарушителем и виновником скандала, как мы предполагаем, пошутил над коллегой и давним конкурентом. Когда пришла очередь вручения дипломов студентам соцфака и ведущий должен был пригласить на сцену декана, прозвучали слова: «Декан социологического факультета Трухин Владимир Ильич!». Зал замер, кто-то подумал: неужели Садовничий «снял» декана Добренькова? Выдержав картинную паузу и широко улыбнувшись, ведущий исправил ошибку: «Прошу прощения! Декан Добреньков Владимир Иванович»10. Как видно из этого эпизода, университетским боссам, часто кажущимся скучными и циничными аппаратчиками, нельзя отказать в своеобразном чувстве юмора, а их публичный дискурс отражает сложный мир властных отношений в университете.
 
Однако что сделал Садовничий? Можно сказать, что он взял на себя ответственность за оплошности неосторожного, властолюбивого и неуемного в административных амбициях коллеги — Добренькова. Работа по организации проверок, встречи со студентами, видимость решения образовательных проблем — все это необходимо было сделать перед тем, как восстановить status quo. Последнее было сделано с особым цинизмом на итоговой встрече, на которой присутствовали студенты OD Group, ректор и декан. Она была обставлена всеми перечисленными выше риторическими приемами и знаменовала собой поражение недовольных студентов.
 
Садовничий заявил, что отныне он не будет встречаться с ними и все проблемы они должны решать, договариваясь с Добреньковым. В свою очередь декан выразил неизменное почтение ректору, ответив на его вопрос о том, возможно ли восстановить отчисленных студентов, реверансом в сторону «начальника»: «Вы всё можете, Виктор Антонович, Вы же Ректор». В то же время, поддерживаемый молчаливым согласием последнего, декан демонстрировал, что теперь его полная власть на факультете восстановлена. Когда студенты напомнили об обещании ректора вмешаться в ситуацию произвола — незаконного отчисления «неугодных» студентов, тот попросил «разобраться» декана, но Добреньков отказал: «Значит, здесь позиции деканата и ректората расходятся!».
 
Итак, вернемся к юбилейному поздравлению. Его текст, и правда, может показаться двусмысленным. Значит ли фраза «факультет с самого начала набрал правильные обороты и развивался очень эффективно», что факультет успешно развивается сегодня? И что Садовничий имеет в виду, говоря об «авансе на работу в будущем»? Эта фраза может натолкнуть на самые разные размышления, ведь 70-летний юбилей знаменует окончание деканского срока.
 
Скоро (3 апреля) семьдесят исполнится и Садовничему, и тогда, согласно Трудовому кодексу, он тоже должен будет покинуть свою должность. Кто-то подумал, что ректор иронизирует. Или напоминает Добренькову, что тот из-за недавнего скандала все еще «на крючке». Или же, напротив, так как сам ректор готовится к переменам, он хочет заручиться поддержкой коллеги и делает реверанс в его сторону.
 
На наш взгляд, это поздравление может быть прочитано серьезно. Этот текст выглядит по-настоящему искренним, если читать его как подведение итогов. «Мы уже 40 лет работаем рядом: я был проректором по естественным факультетам, Владимир Иванович — по гуманитарным. И за это время, конечно, проделана большая работа». Едва ли можно сомневаться, что коллеги действительно успели многое сделать, занимая ответственные посты. Может быть, в этом письме ректор, поздравляя декана с днем рождения, поздравляет обоих с тем, что «жизнь удалась». Коллегам пришлось многое пройти вместе, они соперничали друг с другом в конце 80-х, а в последние годы им пришлось на время стать по разные стороны баррикад. Все это, однако, в конечном счете неважно, ведь они все «успели», всего добились. И Садовничий, и Добреньков — провинциалы, из рабочих семей, которые по максимуму использовали каналы социального восхождения, предоставляемые бюрократической карьерой в советском университете и возможностями рыночной экономики в постсоветскую эпоху. У них, действительно, все получилось.
 
Мы надеемся, что наш несерьезный очерк не заставит демонизировать фигуры ректора и декана. Мы всего лишь попытались показать, как специфические правила университетских властных игр отражаются в публичных высказываниях крупнейших администраторов. Логику же усмотрения за публичными событиями и жестами корыстного умысла и злой воли их авторов, действующих в публичной реальности или являющих собой потусторонние силы вроде «агентов Оранжевой революции», оставим любителям герменевтики высказываний «первых лиц» и самому декану Добренькову. Столкнувшись с выигрышем конкурса разработки Госстандарта по социологии ГУ-ВШЭ (которая во время конфликта также исправно следовала правилам аппаратной игры и едва ли могла стать союзником студентов), декан наверняка связал события последних лет в одну цепочку. Кто-то начал борьбу против факультета (и лично Добренькова) с организации студенческого бунта и продолжает реализацию коварного плана, пытаясь отнять у УМО монополию на утверждение учебных программ социологических факультетов вузов. Что может быть наивнее?
 
Встреча В.А.Садовничего с Ученым советом социологического факультета МГУ во время выборов декана 16.10.06

2 Эту фразу ректор ни раз повторял студентам OD Group. См.: www.polit.ru/science/2007/04/23/odrectorhtml

Интервью с ректором МГУ В.А.Садовничим. См. www.msu.ru/info/struct/rectintvhtml?2008-04-29_12-11.0e3d9ba

4См., например, http://olegivanov62.livejournal.com/163851.html

Можно предположить, этим и ограничивается его роль «основателя» социологического образования в СССР, хотя не­которые социологи вспоминают, что в 80-е годы. Добреньков вступался за «талантливых ученых», имевших проблемы с партийным руководством; вполне возможно, что молодой энергичный администратор сумел ускорить бюрократические процессы, связанные с появлением в МГУ новой дисциплины

6, 7, 8 Встреча В.И.Добренькова со студентами соцфака МГУ в марте 2007 г.

9 Встреча ректора МГУ В.А.Садовничего со студентами OD Group. См., например, www.polit.ru/science/2007/04/23/ odrector.html

10 Церемония вручение дипломов выпускникам МГУ 2007 г.
 

Олег Журавлев,
студент социологического
факультета ГУГН,
Светлана Ерпылева,
студентка 3 курса факультета
социологии СПб филиала
ГУ ВШЭ, ранее студентка
соцфака МГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи