Сибирь — родина человечества

А.П.Окладников

А.П.Окладников,ставший жертвой неудачного популяризаторства

3 октября 2008 г. исполнилось 100 лет со дня рождения известного советского археолога, академика Алексея Павловича Окладникова. Талантливый ученый, создатель новосибирской школы археологии, он — одна из самых противоречивых фигур отечественной археологии XX в. (см. послесловие редакции).
История, о которой мы хотим рассказать, — поучительный пример того, как трудно сделать хороший документальный фильм об ученом, избежав излишнего восхваления или ухода в псевдонауку. Дело в том, что в ходе научных конференций, посвященных юбилею ученого, были показаны два фильма об Окладникове, вызвавшие крайнее недоумение научного сообщества. Эти фильмы являются по сути различными версиями монтажа, сделанными двумя режиссерами на основании одного и того же отснятого материала: «Тайны и загадки сибирской цивилизации» (продюсер В.Широков) и «Сибирь: земля обетованная» (режиссер О.Смакова).
 
Первая картина была показана  на Втором Всероссийском археологическом съезде, проходившем в Суздале 20-25 октября 2008 г., и обе сразу   на Всероссийской научной конференции «Homo Eurasicus в глубинах и пространствах истории», посвященной столетию со дня рождения академика Окладникова (Санкт-Петербург, 27-28 октября 2008 г.). Из фильма *Тайны и загадки сибирской цивилизации» собравшиеся археологи с удивлением узнали, что люди произошли из Сибири, что нанесенные красной краской петроглифы на скалах Забайкалья - это вариант китайкой письменности, что археологи нашли снежного человека, и т.д. К сожалению, и второй фильм содержал множество недостатков.
 
Как появились эти фильмы и какой была на них реакция научного сообщества, попыталась узнать к. ист. н., преподаватель социологии Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского Ольга Свешникова. Она побеседовала с дочерью академика Еленой Алексеевной Окладниковой — д. ист. н., проф. СпбГУ им. А.И.Герцена, ставшей организатором просмотра и обсуждения фильмов на конференции «Homo Eurasicusз».
 
- Елена Алексеевна, расскажите, пожалуйста, как появились два этих фильма о вашем отце?
 
— В июле 2007 г. в моей петербургской квартире раздался телефонный звонок, и мужской голос сообщил, что он является моим дальним родственником из Сибири. Зовут его Андрей Кулаков, и он хотел бы встретиться. Так началось моё знакомство с будущим спонсором проекта по созданию фильма. Андрей Валентинович Кулаков, будучи специалистом в области управления энергетическими ресурсами (электростанции) в Сибири, выразил желание найти финансирование для фильма о моем отце как создателе сибирской школы археологии и видном исследователе сибирских древностей в советский период.
 
— Кто должен был стать автором фильма?
 
— Поиск воплотителей идеи был долгим, и в итоге А.В.Кулаков выбрал руководителя телекомпании «СтАрт» В.Широкова. В.Широков специализируется на создании рекламных репортажей, в основном в хоккейном бизнесе. По договоренности с В.Широковым, А.В.Кулаков делает его продюсером проекта, а свою помощницу Т.Ю.Нежникову — исполнительным продюсером. Мне же в этом творческом союзе была отведена роль «контактёра», человека, который, используя свои личные связи, сводит будущие «говорящие головы», т.е. специалистов-археологов, с группой Широкова. А уж тот устами своего режиссера (которого, кстати, В.Широков менял трижды за время работы над проектом) задавал вопросы по теме будущего фильма.
 
Работа велась без сценария, без предварительной подготовки, если не считать изготовление ксероксов с книг А.П.Окладникова, которые я делала в ходе приездов в Москву для знакомства со съемочными процессом, поездки съемочной группы в С. -Петербург для съемки интервью со специалистами, а летом — по Сибири, Забайкалью. Эти поездки оплатил А.В.Кулаков. Спасибо ему, что он включил в группу меня и мою талантливую аспирантку A.О.Зобнину. Нужны мы с ней были группе только в качестве организаторов встреч съемочной группы со специалистами.
 
— С кем из ученых были записаны интервью?
 
С директором Эрмитажа М.Б.Пиотровским, директором Института археологии и этнографии СО РАН, акад. А.П.Деревянко, акад. B.И.Молодиным, д. ист. н. М.А.Дэвлет,д. ист. н. М.Ф.Косаревым, д. ист. н. Д.Г.Савиновым и многими другими уважаемыми учеными, в число которых попал, правда, краевед из Улан-Удэ с богатой фантазией - A.В.Тиваненко. Проблема в том, что в результате монтажа выступления ученых были сведены к нескольким фразам. Фразы эти были вырваны из контекста длительных интервью и использовались как иллюстрации к так и оставшейся туманной идее обоих фильмов: и первого — «Тайны и загадки сибирской цивилизации», и второго — «Земля обетованная: Сибирь».
 
— А как появились два фильма на одном и том же материале?
 
— Для работы В.Широков привлёк сразу двух режиссеров: Ольгу Смакову, с которой и было совершено летнее путешествие, но которая запаздывала со сроками выполнения договора (в то время, т.е. летом — ранней осенью 2008-го, ещё только устного) и личного друга В. Широкова, с которым я даже не знакома. Но, по словам Широкова, его друг был историком и прекрасным режиссёром.
 
Второй режиссер на завершающем этапе работы над фильмом появился в силу особых обстоятельств. О.Смакова отказалась писать развёрнутый сценарий, а стала монтировать фильм по наитию, как она сама говорила: «...материал сам подскажет, что надо делать и как». Но монтаж «по наитию» постоянно затягивался. Тогда, чтобы уложиться в сроки, к работе, по настоянию B.Широкова, был привлечён второй режиссер.
 
В результате возникло две версии фильма. Обе версии делались без сценария и без консультаций со специалистами. Фильмы готовились людьми, которые не имели опыта работы над подобными проектами, отказывались от сотрудничества с научным сообществом, считая, что изготовленная ими продукция — истина в последней инстанции.
 
Кроме того, монтаж осуществлялся людьми, которые не имели специального образования в исторической области (включая и второго режиссера, который, хотя и имел историческое образование, посвятил себя другой профессии). Оба режиссера не желали (особенно режиссер Широкова) и не умели высветить серьезные аспекты научной проблематики в содержательной части фильма, а ориентировались на, как они сами выражались, «желтизну», так, чтобы полученный продукт можно было бы продать на каналы ТВ.
 
— То есть в итоге получились фильмы, которые научно-популярными называться не могут?
 
— Да, оба фильма, и особенно «Тайны и загадки сибирской цивилизации», имеют очень серьезные недостатки. Они содержат смысловые искажения, которые являются следствием непонимания режиссерами тонкостей современной археологической и культурноантропологической проблематики. Создатели почему-то попытались совместить роли сценаристов, научных консультантов, литературных редакторов и др. В текстах, сопровождающих видеоряд, есть досадные и серьезные ошибки.
 
Кроме того, есть серьезные и непростительные ошибки в титрах (например, Михаил Федорович Косарев назван Александром, Василий Иванович Ташак — Иваном, А.В.Тиваненко — сотрудником Института монголоведения, буддизма и тибетологии СО РАН, к которому он никакого отношения не имеет). При просмотре фильмов могут возникать искажения смысла из-за несовпадения видеоряда и смысла текстов.
 
Другим недостатком фильмов является отсутствие закадрового текста, который написан и отредактирован специалистами. Закадровый текст для обоих фильмов писали режиссеры. Возникает вопрос — на каком основании? — ведь сценарий вообще отсутствовал.
 
Основным «оценщиком» готовой продукции стала назначенная А.В.Кулаковым исполнительный продюсер Т.Ю.Нежникова. Ее мнение почему-то оказалось решающим по всем вопросам, связанным с оценкой качества продукции.
 
— Получается: какой фильм выйдет на экран — решает теперь человек, далекий от археологии и науки вообще?
 
— В личной беседе со мной по поводу качества продукции компании «СтАрт», в частности фильмов ВШирокова и О.Смаковой, г-жа Нежникова сказала: «Мне было интересно смотреть фильм Широкова, там есть про снежного человека, а это так актуально сегодня... Вы, Елена Алексеевна, конечно, посылайте нам свои соображения... может, мы кое-что и внесем...».
 
Сам А.В.Кулаков вообще для меня стал недосягаем. На мои звонки с целью заставить его забыть о варианте В.Широкова и сосредоточиться на приведении в порядок текстов и видеоряда фильма О.Смаковой «Сибирь: земля обетованная» он отвечал: «Я очень занят. Я вам перезвоню...». И не перезванивал.
 
Такая ситуация заставила меня организовать обсуждение фильмов на конференции в Санкт-Петербурге с целью привлечь внимание общественности к вопиющей проблеме — появлению новой партии некомпетентной, с научной точки зрения, продукции на телеэкране. Тем более, что этот фильм А.В.Кулаков собирается продавать за рубеж.
 
— Принесли ли показ и обсуждение фильмов на конференциях какой-то результат?
 
— Фильм «Тайны и загадки сибирской цивилизации» был показан (вопреки моим предостережениям) на Археологическом съезде в Суздале. Оценка была негативной. Когда я спрашивала коллег: «Ну, как Ваши впечатления?», то они просто смеялись и говорили «Чушь страшная, позорище какое-то».
 
Обсуждение фильма О.Смаковой во время конференции «HOMO EUERASICUS….» прошло очень бурно.
 
Было высказано много предложений, которые позволили бы «довести фильм до ума». По «Тайнам и загадкам сибирской цивилизации» вынесена резолюция о недопустимости его показа по ТВ, потому что его содержание дискредитирует отечественную археологию и науку в целом.
 
Различие между ситуациями с обсуждениями двух фильмов заключается в том, что В.Широков, Т.Ю.Нежникова и А.В.Кулаков не желают вникать в суть проблемной ситуации, которая может возникнуть в связи с выходом на экраны фильма «Тайны и загадки...», а режиссёр О.Смакова, что похвально, хотя бы выражает желание прислушаться к мнению научных консультантов.
 
— Какова же дальнейшая судьба фильмов?
 
— Надеюсь, что мне удастся убедить автора идеи проекта А.В.Кулакова внимательно отнестись к мнению специалистов, к числу которых относятся археологи, историки, культурологи, и внести серьезные коррективы в работу режиссера О.Смаковой. Я считаю, что научно-популярные фильмы о древней истории России крайне важны и востребованы сегодня, но их надо делать качественно, с учетом мнений научных экспертов и без всякого ухода в «желтизну».
 
Послесловие редакции. Несомненно, А.П.Окладников был выдающимся ученым. Как археолог он осваивал громаду Сибири, открыл многие важные памятники, создал большую школу, был по-своему обаятельным. Его ученики теперь — первые лица в отечественной археологии. Но, как и многие светила науки, особенно советского времени, он был человеком сложным. Есть ряд апологетических биографий Окладникова, написанных его учениками. В то же время есть и другие биографии, написанные коллегами. В книгах Ларичева, Деревянко, Конопацкого — один Окладников, в книгах Мочанова, Таюрского, Формозова — совсем другой. Тут выдающийся ученый показан как беспринципный конъюнктурщик, который не придерживался ни строгих методов, ни этики в науке, ни в человеческих отношениях. Всё в одном флаконе.
 
Готовя интервью с академиком РАН Владимиром Захаровым (ТрВ №18, 2008), наша коллега Наталия Демина заглянула в книгу документов «Письмо 46», посвященную новосибирским ученым. Это те, кто не побоялся в 1968 г. написать руководству страны письмо о том, что процессу над А.И.Гинзбургом, Ю.Т.Галансковым и др. не хватает гласности. В этих протоколах в очень неблаговидной роли — гонителя диссидентов — выступает А.П.Окладников, как, впрочем, и акад. А.Г.Аганбегян и даже акад. А.Д.Александров, известный фрондер и либерал. Ну, то, что выступали против подписантов Александров, Аганбегян и Окладников, не удивительно — они были по должности обязаны. Для Окладникова стоял еще и вопрос о том, чтобы сохранить Институт. Обсуждался ведь и вопрос о закрытии гуманитарного факультета. Суть не в том, что они выступали, а в том, как выступали. Если сравнить выступления всех троих, то окладниковское — самое агрессивное и ИСКРЕННЕ осудительное. Двое других искали смягчающие обстоятельства. Он — нет.
 
Один из наших экспертов, археолог, на вопрос о том, почему реакция Окладникова на активную гражданскую позицию ученых была такой воинственной, ответил: «Ну, таким он и был. Карьера была для него на первом месте. Всё это он считал естественным и недоумевал бы, если бы кто-то сказал ему, что это нехорошо. Он, видимо, считал, что все умные люди таковы, только притворяются более или менее успешно».
 
Публикуя это интервью, нужно оговорить его понятную субъективность (интервьюер расспрашивает дочь ученого). Весь пафос интервью — в том, что создатели фильма обманули ожидания, подвели, ввели в фильм «желтизну» вместо показа достижений великого ученого. Так что суть беседы не об Окладникове, а о поп-науке.
 
С просьбой о комментарии к этому интервью и связанным с ним событиям мы обратились к известному российскому историку и археологу, нашему постоянному автору Льву Клейну, недавно опубликовавшему в ТрВ статью о проблемах научной популяризации. Публикуем его ответ.
 
«Что, собственно, произошло? Елена Алексеевна Окладникова, видимо, понадеялась, что человек, представившийся родственником, сделает максимально благожелательный и благолепный фильм, сугубо апологетический. А если серьезные сценаристы и режиссеры начнут работать, еще неизвестно, чего накопают. Небось, захотят встретиться и с противниками, с критиками. Опасаться есть чего. Вот и доверилась случайному человеку. Благожелатели же пригласили таких киношников, которые казались попроще и послушнее. А это всегда рискованно.
 
Изначальная апологетическая нацеленность и привела к тому, что инициатива попала в руки малокомпетентных пиарщиков. А они (пиарить, так пиарить) накрутили желтуху. А если бы не накрутили желтуху, а пошли бы на поводу у фаворитов и родных, было бы хорошо? Если бы создали обычный фильм-дифирамб на грамотном фоне, было бы всё в порядке? Серьезный фильм не может делаться так вообще. Вот и получилось то, что получилось. То же получилось бы (только навыворот), если бы снимали с' позиций Мочанова.
 
Задуманный фильм об Окладникове был бы неизмеримо интереснее, если бы его создатели хотели понять Окладникова и его место в науке, показать всю сложность этого человека (за исключением разве что его романтических предпочтений — это к делу не относится), дали бы слово и его противникам.
 
Так что фильм с самого начала был обречен на неуспех. Слишком ангажированные лица прилагали к нему руки на всем его пути. Он был сугубо заказной, и заказан не тем'кому бы следовало заказать. Кто бы снимал не для утверждения своего символа, а для истории, для правды искусства для исторической правды». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *