От целого к частному

 Выборы в Академию, однако, - дело ещё тоньше, чем восток, и опять же заправляют ими в основном мужчины. Куда более демократичным критерием может служить индекс цитируемости. Во-первых, это действительно весьма объективная характеристика. Во-вторых, народ нередко цитирует коллег, не селекционируя их по гендерному признаку, а иной раз даже не подозревают, существо какого пола цитируется.

 
На дружественном ТрВ сайте Scientific.ru приведены списки высокоцитируемых ученых, аффилированных в российских институтах (так называемые «списки Штерна»). В этих списках ныне зафиксировано 2287 человек. Из них «распознаны» как женщины 188 персон (по фамилии, например Иванова, либо по имеющимся в редакции сведениям, например Татьяна Бирштейн). Примерно пятая часть списка имеет фамилии, не склоняющиеся по роду (например, Клименко). С учетом этого доля женщин среди высокоцитируемых российских ученых — около 10%. Лидер среди дам — академик И.П. Белецкая (Химфак МГУ) — 8502 цитирования. Притом, что мужской рекорд - 22660 (В.И.Арнольд). На втором месте — профессор Т.М. Бирштейн (Институт высокомолекулярных соединений, С. -Петербург) — 4358 цитирований. Татьяна Максимовна, кстати, недавно выступала в ТрВ с большим интервью (№ 20, 22). Любимая специальность женщин-ученых — биология (65 человек), на втором месте — физика (56), на третьем — химия (49). Это сильно отличается от предпочтений высокоцитируемых мужчин, среди которых чуть меньше половины — физики. При этом оба упомянутых выше лидера — химики.
 
Оценив ситуацию с глобальной точки зрения (по Академии наук и спискам цитируемости), рассмотрим небольшой частный пример. Институт ядерных исследований РАН для этой цели подходит как нельзя лучше. Не московский, но и не провинциальный (основная база находится в Троицке, что в 20 км от столицы). Не большой, но и не маленький (чуть больше 1100 человек), не молодой, но и не старый (образован в 1970 г.), не самый знаменитый в стране, но и далеко не на последних ролях. По общему списку сотрудников ориентироваться не будем: в административных подразделениях института и мужиков не встретишь (разве что в качестве просителей), да и научными их считать не стоит. На научных должностях в Институте пребывают 310 человек, женщин из них — не более 50. То есть, говоря научными цифрами, — 16%, что, вполне логично, — больше, чем процент высокоцитируемых учёных, и уж тем более женщин-академиков.
 
Но наиболее точной оценкой «сравнительного уровня учёности» в данном случае следует признать Учёный совет — что это, как ни репрезентативная выборка сотрудников отдельно взятого института? Так вот, Учёный совет ИЯИ РАН, членами которого являются и главред ТрВ, и его зам, насчитывает 60 человек, среди которых аж 3 (!) дамы, или 5%, что в 2,5 раза больше, чем относительное количество женщин-академиков, и на 25% больше, нежели женщин членов-корреспондентов.
 
Из трёх женщин, входящих в Учёный совет ИЯИ, две имеют достаточно громкое имя в науке. Ольга Георгиевна Ряжская (член-корр. РАН) и Людмила Валериевна Волкова (д. ф. -м. н.) пришли в Институт в начале 60-х по так называемому «марковскому набору» (об этом ТрВ писал в своих публикациях о Баксанской нейтринной обсерватории).
 
Пользуясь случаем и служебным положением, хотим ещё раз поздравить наших учёных дам и пожелать им впредь составлять здоровую конкуренцию коллегам-мужчинам.
 
Илья Мирмов, Борис Штерн

Связанные статьи

 
 

Метки: , ,

 

Добавить комментарий