Афоризмы Льва Клейна о науке

1. В искус­стве смел тот, кто не боит­ся оши­бать­ся, в нау­ке – кто не боит­ся исправ­лять ошиб­ки. Нечто сред­нее невоз­мож­но. Но меж­ду ними – гума­ни­тар­ное зна­ние.

2. Зна­ния – как вино: пер­вая чара при­вле­ка­ет, вто­рая – вдох­нов­ля­ет, тре­тья – повер­га­ет в уны­ние.

3. Из 100 сту­ден­тов, всту­па­ю­щих в нау­ку, 99 зауряд­ных и один талант. Из ста диле­тан­тов, втор­га­ю­щих­ся в нау­ку, 100 сума­сшед­ших и один гений.

4. В цехо­вую нау­ку ведет мно­го путей: если тебя не устра­и­ва­ет пря­мой, аспи­ран­ту­ра, есть еще запас­ной – со-иска­тель­ство, а уж если и он не под­хо­дит, оста­ет­ся избрать тре­тий, обход­ной – иссле­до­ва­ния.

5. Что­бы стать кан­ди­да­том наук, надо защи­тить одну дис­сер­та­цию, док­то­ром – две. Но как стать уче­ным? Если бы защи­той трех дис­сер­та­ций!

6. Кто вошел в нау­ку с чер­но­го хода, ска­тит­ся вниз по парад­ной лест­ни­це.

7. Когда осла дол­го дрес­си­ру­ют, полу­ча­ет­ся уче­ный осел. Когда уче­но­го дол­го дрес­си­ру­ют, итог тот же. Мораль: одних дрес­си­ров­ка дела­ет уче­ны­ми, дру­гих осла­ми.

8. Щед­рость уче­но­го не изме­ря­ет­ся роз­дан­ны­ми зна­ни­я­ми: это не его соб­ствен­ность. Ни день­га­ми: это не нау­ка. Под­счи­тай­те, сколь­ко он роз­дал раз­ре­ше­ний на пуб­ли­ка­цию.

9. Раз­да­вая мате­ри­а­лы и идеи, талант­ли­вый уче­ный ста­но­вит­ся гла­вой шко­лы. Если же без­дар­ный уче­ный раз­даст мате­ри­а­лы (сво­их идей у него отро­дясь не быва­ло), он оста­нет­ся нищим. Поэто­му пер­вый при­знак без­дар­но­го: он не ода­ря­ет.

10. Без­дар­но­му уче­но­му все вынуж­де­ны дарить: сту­ден­ты – вре­мя, кол­ле­ги – мыс­ли, госу­дар­ство – день­ги. Как буд­то все вино­ва­ты, что его бог не ода­рил.

11. Сидя­чие места есть не толь­ко в трам­ва­ях или авто­бу­сах – их мно­го и в нау­ке. Здесь их зани­ма­ют не самые про­вор­ные, как в обще­ствен­ном транс­пор­те, а и вправ­ду убо­гие. Не те, кому дале­ко ехать, а кому дол­го дре­мать.

12. Гипо­те­за – пре­крас­ная деви­ца, тео­рия – зре­лая жен­щи­на. Увы, первую во вто­рую лишь ино­гда пре­вра­ща­ет закон­ный брак с аргу­мен­том, чаще – сожи­тель­ство с авто­ри­те­том и неред­ко – наси­лие.

13. Пра­во­вер­ность уче­но­го – всё рав­но что деви­чья честь: сна­ча­ла вызы­ва­ет гор­дость, потом сожа­ле­ние и, нако­нец, смех.

14. Когда об уче­ном гово­рят, что он нахо­дит­ся в пол­ном рас­цве­те твор­че­ских сил, это зна­чит, что ему пора на пен­сию: в пору его дей­стви­тель­но­го рас­цве­та его назы­ва­ли пода­ю­щим надеж­ды, а когда он пода­вал надеж­ды, воз­му­ща­лись его нахаль­ством.

15. О под­лин­ном зна­че­нии уче­но­го мы узна­ем из некро­ло­га, пуб­ли­ку­е­мо­го – вслед­ствие обыч­ной мед­ли­тель­но­сти изда­тельств – посмерт­но.

16. Уж свою-то отрасль нау­ки я знаю, как свои пять паль­цев. Но хоро­шо ли я знаю свои пять паль­цев? Три из них скла­ды­ва­ют­ся в фигу, чет­вер­тый я назвать не могу (он – безы­мян­ный), а пятый – мизи­нец. Это и есть мера мое­го зна­ния.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *